23.02.2011
Монгол Шуудан - Чересчур (1995)
Монгол Шуудан - Чересчур (1995) - тексты песен, аккорды для гитары


  1. Не моя забота
  2. А пуля точно знает...
  3. Пение ветра
  4. Москва
  5. К вечеру
  6. Моё спасение во снах
  7. Олух царя
  8. Бандероль
  9. Ехали казаки



    Не моя забота (В. Скородед)

     

    Не моя забота, кто там бьёт кого-то.
    Наплевать, конечно, кто там, где убит.
    Ах, мама родила ты сына без охоты,
    Потому что сын твой - пьяница, бандит.
    Ах, мама родила ты сына без охоты,
    Потому что сын твой - пьяница, бандит.

    Я возьму обманом города, измором.
    Буду бить, калечить, вешать и стрелять,
    Буду одобрять я всячески погромы,
    А на остальное просто наплевать.
    Буду одобрять я всячески погромы,
    А на остальное просто наплевать.

    Против государства поднял я знамёна,
    И направил пушку прямо по Кремлю,
    И пошёл рубать всех зноем опалённый.
    Это дело, братцы, знаете, люблю.
    И пошёл рубать всех зноем опалённый.
    Это дело, братцы, знаете, люблю.

    Я люблю с оттягом саблей дать по морде,
    Сподтишка в лопатку кинуть финский нож.
    Я такая сволочь, я крутой и гордый,
    Я на анархиста просто всем похож.
    Я такая сволочь, я крутой и гордый,
    Я на анархиста просто всем похож.

    А пуля точно знает... (В. Скородед)

     

    А пуля точно знает, кого она не любит.
    Кого она не любит в сырой земле лежит.
    А птицы понимают, зачем они летают,
    И только белый воздух от крыльев их дрожит.

    Что-то солнышко не светит,
    Над головушкой туман.
    Или пуля в сердце метит,
    Или близок комиссар.
    На заре кричит ворона:
    Коммунист, открой огонь.
    В час последний, похоронный
    Трупом пахнет самогон.

    А пуля точно знает, кого она не любит.
    Кого она не любит в сырой земле лежит.
    А птицы понимают, зачем они летают,
    И только белый воздух от крыльев их дрожит.

    А пуля точно знает, кого она не любит.
    А пуля точно знает, кого она не любит.
    А пуля точно знает, кого она не любит.
    А пуля точно знает, кого она не любит.

    Пение ветра (В. Скородед)

     

    Снова, как вчера, обида гложет.
    Белая тоска мне корчит рожу.
    А во мне опять сидит измена,
    И попытка вновь порезать вены.
    Больно рвётся матка у молодухи.
    Кожу отодрал - лицо старухи.
    Открываю зенки, а вижу бельма,
    А матрос опять пропил свой тельник.
    За моей спиною дальняя дорога,
    Синие просторы и туманный след.
    Впереди подруга с черною косою.
    Ей ведь ждать недолго, погасить мой свет.

    Пение ветра настигло меня,
    Душу мою унесло, теребя.
    Старое время осталось в пыли,
    Мёртвые храмы мерцают вдали.
    А в поднебесье меркнет звезда.
    Звуки ночные уносит вода.
    Утренний сумрак гасит костёр.
    Я подожду, нож мой остёр.

    Офицеры рвут мои листовки.
    Снова я спилил стволы с винтовки.
    Наперекосяк распяли тело,
    Сочинили гимн, запели смело.
    Наступлю кирзой на конский щавель,
    Где-то на земле я след оставил.
    А вот мой конвой заснул мертвяцки,
    И на их телах устрою пляски.
    Ни к чему победа, брось на землю песню,
    Так затопчет конница, право сохраня.
    И взметнется чёрная, кровью опалённая
    И слегка поддатая Родина моя

    Пение ветра настигло меня,
    Душу мою унесло, теребя.
    Старое время осталось в пыли,
    Мёртвые храмы мерцают вдали.
    А в поднебесье меркнет звезда.
    Звуки ночные уносит вода.
    Утренний сумрак гасит костёр.
    Я подожду, нож мой остёр.

    Москва (В. Скородед / С. Есенин)

     

    Да, теперь решено безвозврата:
    Я покину родные края.
    Уж не будут листвой крылатой
    Надо мною звенеть тополя.
    Низкий дом мой давно ссутулился,
    Старый пёс мой давно издох.
    На московских изогнутых улицах
    Помереть, знать, ссудил мне Бог.

    Я люблю этот город вязевый,
    Пусть обрюзг он и пусть одрях.
    Золотая дремотная Азия
    Опочила на куполах.
    А когда ночью светит месяц,
    Когда светит чёрт знает как,
    Я иду головою свесясь
    Переулком в знакомый кабак.

    Шум и гам в этом логове жутком,
    И всю ночь напролёт до зари
    Я читаю стихи проституткам
    И с бандЮгами жарю спирт.
    Сердце бьётся всё чаще и чаще,
    И уж я говорю невпопад.
    Я такой же как вы пропащий,
    Мне теперь не уйти назад.

    Низкий дом мой давно ссутулился,
    Старый пёс мой давно издох,
    На московских изогнутых улицах
    Помереть, знать, ссудил мне Бог.

    К вечеру (В. Скородед)

     

    К вечеру они нажрались
    И забыли про меня совсем.
    Друг над другом спьяну надругались,
    Завалились спать, а между тем
    Расстегнул я кобуру зубами
    И об штык веревки распилил.
    Подтащил я их друг к другу лбами
    И одною пулей прострелил.

    Пуля ранила коня, меня наверно тоже…

    Кому-то интересно просто,
    Как растёт на горке конопля.
    Дело в том, что хулиган я злостный,
    И давай кусты я мять, валять.
    Завалили там меня солдаты
    И давай там плётками стегать.
    Говорят: «Не трожь, дурак, рассаду!»
    Зелень командирская, видать.
    Пуля ранила коня, меня наверно тоже…

    Обозлился я на них особо,
    Да повязали, суки, всё равно.
    И поклялся отомстить до гроба
    И дождался вот, когда темным-темно.
    Расстегнул я кобуру зубами
    И об штык веревки распилил.
    Подтащил я их друг к другу лбами
    И одною пулей прострелил.
    Пуля ранила коня, меня наверно тоже…

    Моё спасение во снах (В. Скородед)

     

    Снова нервы, снова сталь.
    Гвалт не утихнет, пока что печаль.
    Они в предвкушении злобы
    Стонут.
    Моё спасение во снах.
    Там забылся как-то страх,
    Но чёрные силы тащут меня
    В омут.

    Жизнь разбилась на пути.
    Либо там, либо впереди
    Где-то счастье моё.
    Где ты?
    Там вдали костры,
    Сзади пики остры.
    Я уже видел это
    Где-то.

    Если бой продлится долго,
    Для тебя не беда,
    А вот упасть в ковыль
    Можно всегда.

    Ночью мне светит луна,
    Ночью луне цена грош.
    Ночью всегда война,
    Ночью всегда ложь.

    Тает воздух в груди,
    Тают между людьми сны.
    Душу примет огонь,
    Эти слова будут порой просты.

    Снова забудь про сон.
    Враг не ускачет от меня,
    Снова я слышу стон.
    Тело не примет земля.

    Вечером скосят траву,
    А утром мольба в устах.
    Моё спасение во снах.
    Моё спасение во снах.
    Моё спасение во снах.
    Моё спасение во снах…

    Олух царя (В. Скородед)

     

    У меня сегодня начался задор,
    В голове от мыслей явный перебор,
    И моя тоскливость агрессивная.
    Втихомолку пью я это вторсырьё,
    Что в стакан налито. Полное враньё.
    Слышится мне тема некрасивая.

    Трудно мне волю согнуть,
    Неба зловещего ртуть.
    Кажется, капли дождя,
    А ты узнаешь, кто. А я отвечу: «Я».

    Олух, олух царя!
    Олух, олух царя!
    Олух, олух царя!
    Олух, олух царя!

    Дома застрелился в комнате сосед,
    А продАл патроны старый Скородед.
    Знать, судьба сложилась незавидная.
    Тоже нарубался, много пострелял,
    Только под конец и сам он во враги попал.
    Вот такая штука безобидная.

    Странные песни поют,
    Нервов железо сдают.
    Ты получил свой талон,
    Значит ты завтра барон.

    Олух, олух царя!
    Олух, олух царя!
    Олух, олух царя!
    Олух, олух царя!

    Под откос пустили первый эшелон,
    Видно заржавел он, да и стал в облом.
    Вот она война такая, бескорыстная.
    Стукнет с тихим звоном сабля об металл,
    Кто-то будет жить, а кто-то опоздал.
    Песня не умрёт, ведь песня быстрая.

    Кажется, в мыслях полёт,
    Что-то меня где-то ждёт.
    Видно моя ипостась
    Падает в чистую грязь.

    Олух, олух царя!
    Олух, олух царя!
    Олух, олух царя!
    Олух, олух царя!

    Бандероль (В. Скородед)

     

    Ты сидишь на лавке в домике своём,
    Я сижу на троне. Мы сидим вдвоём.
    Мы сидим и делим нашу бандероль,
    Там лежит жестокость, там же рядом боль.
    В небо взвился демон, бестолочь моя.
    За окном повисла, скиснув, белена.
    Расцветётся зависть, именами льстя,
    И рассадит скуку, хамством заблестя.

    Что-то всё рыщут во мгле,
    Дни растворятся в огне.
    Если поедешь со мной,
    То не вернёшься домой.
    Смерти моей видно ждёшь,
    Дерзость мою не пропьёшь.
    Валится с плеч голова,
    В горле застряли слова.

    Ты разрежешь сердце, ты поделишь кровь,
    Если вена стынет, бритву приготовь.
    Снова демон взвизгнет, подлость затая.
    В той посылке вскрикнет, ненависть твоя
    Я уйду в Ди Папл стрёмности играть,
    Ты захочешь девой непорочной стать.
    Брызги тихо вянут в светлых волосах,
    Ты меня задушишь, ты словила страх.

    Что-то всё рыщут во мгле,
    Дни растворятся в огне.
    Если поедешь со мной,
    То не вернёшься домой.
    Смерти моей видно ждёшь,
    Дерзость мою не пропьёшь.
    Валится с плеч голова,
    В горле застряли слова.

    Бандероль разбилась, и растёкся яд.
    Мы в измене тонем, все вокруг хрипят.
    Наши бошки топчет демон, веселясь.
    Мы с тобою тонем гадостью давясь.

    Что-то всё рыщут во мгле,
    Дни растворятся в огне.
    Если поедешь со мной,
    То не вернёшься домой.
    Смерти моей видно ждёшь,
    Дерзость мою не пропьёшь.
    Валится с плеч голова,
    В горле застряли слова.

    Ехали казаки (В. Скородед)

     

    Эх, воспитанница многих пьяниц,
    Любимая и гордая Русь моя,
    Вновь поганит землю твою иностранец,
    Без ножа режет твои края.
    Забраться бы в могилу, да чтобы не видеть
    Разврата могучей и сильной страны.
    Наверно, был сделан я, чтобы обидеть,
    Наверно, исчадие я сатаны.

    Ехали казаки стороной, о-о-о-ой.
    Потешались громко над войной, о-о-о-ой.
    Верили в удачу под хмельком, о-о-о-ом.
    И ломали всё вверх кувырком, о-о-о-ом.

    Ну, хватит глумиться! Ты тоже, наверно,
    Мне свою пулю в горло пошлёшь
    И будешь смеяться над моей смертью,
    А может быть сам свою смерть и найдешь.
    Поверь мне, я всё же не мусульманин
    И будёновки никогда не носил.
    Поверь, что я не монголо-татарин,
    И никогда под них не косил.

    Ехали казаки стороной, о-о-о-ой.
    Потешались громко над войной, о-о-о-ой.
    Верили в удачу под хмельком, о-о-о-ом.
    И ломали всё вверх кувырком, о-о-о-ом.

    Я не ходил по сёлам в кожанке
    И не совершал никогда продналёт.
    Быть может, висел бы ты в траурной рамке,
    Если б не клацал бы мой пулемёт.
    Наганом не тыкал в морду народам
    И в магазинах не воровал.
    Корчагин себя на рельсах угробил,
    А я за другое жизнь отдал.

    Ехали казаки стороной, о-о-о-ой.
    Потешались громко над войной, о-о-о-ой.
    Верили в удачу под хмельком, о-о-о-ом.
    И ломали всё вверх кувырком, о-о-о-ом.

    Ехали казаки стороной, о-о-о-ой.
    Потешались громко над войной, о-о-о-ой.
    Верили в удачу под хмельком, о-о-о-ом.
    И ломали всё вверх кувырком, о-о-о-ом.

    Ехали казаки стороной, о-о-о-ой.
    Потешались громко над войной, о-о-о-ой.
    Верили в удачу под хмельком, о-о-о-ом.
    И ломали всё вверх кувырком, о-о-о-ом.

Монгол Шуудан / 2764 / info
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Farvater.net © 2009-2018