23.02.2011
Гарик Сукачев, Неприкасаемые - Города, где после дождя дымится асфальт (1998)
Гарик Сукачев, Неприкасаемые - Города, где после дождя дымится асфальт (1998) - тексты песен, аккорды для гитары


  1. Эй, брат, здравствуй
  2. Города, где после дождя дымится асфальт
  3. Король проспекта
  4. Мой друг уехал
  5. Янки Додсон
  6. Хочет хоть кто-то
  7. Я остаюсь
  8. Канарейки, 9-й калибр и тромбон




Эй, брат, здравствуй (И. Сукачев)

 

Эй, брат, здравствуй!
Как живешь?
Эй, брат, здравствуй!
Опять на улице дождь.

С солнцем что-то случилось,
Или просто оно нырнуло во тьму.
Но зато у меня есть отличная мысль -
Сегодня я отменил войну.

Эй, брат, здравствуй!
Или нет ни черта, или просто темно.
Эй, брат, здравствуй!
Солдаты дождя рвутся в окно.
В зеркале - очень странные глаза.
Для моих глаз они слишком грустны.
Но не волнуйся, Петька, все в порядке.
Завтра не будет войны.
Я отвечаю - завтра не будет войны.

Идея очень проста,
Но в ней есть дух и есть кровь.
Белое полотнище Христа.
В середине - слово "Любовь".
Пусть солнце скрылось за облака,
И пусть все дни сочтены.
Но одно я знаю наверняка:
Это то, что завтра не будет войны.

Я отвечаю - завтра не будет войны.
Я отвечаю - завтра не будет войны.

Города, где после дождя дымится асфальт (И. Сукачев)

 

Ветер падет на прокуренный снег,
И взгляд превратит воду в огонь.
Где мы просочимся в воронки столиц
И разбросаем усталые руки
На черных перинах ночей.

Зажмурив глаза и замкнув на замок,
До боли ужав единицу пространства,
Пустые пропасти ртов, что пахнут могилой
За ржавой оградой Акрополей наших отцов.

Но что мы сможем понять?
Но что мы сможем сказать
О городах, о городах,
Где после дождя дымится асфальт?

Меня видели вчера, танцующим стэп,
На раскаленной игле.
Я зарезан на рейде в районе Борнео
В пьяной драке на корабле.
Я тот человек, кто получал
Заздравную чащу из рук палача.
Я выпускал электрический ток
Простым поворотом стального ключа
В городах, в городах,
Где после дождя дымится асфальт.

Где взгляд, как приказ для начала движенья.
А бритва является символом веры.
А точка отсчета вселенной -
Всего лишь бумага и формула букв.
Я встретил вчера старика -
Он умел глотать огонь.
Он умел предсказывать судьбу.
Но он ничего не знал,
Но он ничего не знал
О городах, о городах,
Где после дождя дымится асфальт.
О городах, о городах,
Где после дождя дымится асфальт.

Король проспекта

 

Я - король проспекта,
Я стою здесь давно.
Я промок и продрог,
Но мне все равно.
Я купил в переходе
У бабульки цветы.
Меня два раза вязали
ОМОН и менты.

Я доеду, Люся. Люся, я доеду.
Дождись меня, Люся, спать не ложись.
Я приеду, Люся, Люся, Люся, я приеду.
Только в тачки не содят, хоть удавись.

Два червонца, Алтуфьевка,
Братан, очень надо.
Выручи, друг, ведь закрылось метро.
Да не пьяный я, просто гуляла бригада,
Отмечали "квартальную" и Рождество.

Я доеду, Люся. Люся, я доеду.
Дождись меня, Люся, спать не ложись.
Я приеду, Люся, Люся, Люся, я приеду.
Только в тачки, гады, не содят, хоть удавись.

Довезите, братцы,
Денег мало - так что же.
Да не грязный я, что ты,
Отряхнуться могу.
Но пацан из "девятки"
Хрясь мне по роже,
Шарах в поддыхалку,
И я опять на снегу.

Хрясь, хрясь по роже.
Грязь, грязь на коже.
Хрясь, хрясь, и рожей в грязь.
Хрясь, хрясь по роже.
Грязь, грязь на коже.
Хрясь, хрясь, и рожей в грязь.

Я лежу на спине,
Надо мной фонари.
А на них снегири,
А в глазах - упыри,
Я в противном снегу.
Как Папанин потерян.
Где моя азбука Морзе?
Ребята, где берег?
Люся, Люся, Люся,
Дождись моряка.

Я - король проспекта,
Я беспечен и весел.
Я, как летчик Мересьев,
Гребу локтями снег.
Я прорыл траншею,
В нее положат рельсы,
По ним поедет трамвай,
В нем будет 100 человек.

Мой друг уехал (И. Сукачев)

 

Мой друг уехал далеко
И не вернется, и не вернется.
Мой друг уехал далеко,
А сердце стонет, рвется

Туда, за дальние моря.
За горы, за равнины, за поля,
За хмурь косматых облаков,
За солнце, за луну, за берег моря.
Туда, где первым снегом занесен
И стерт навеки след его ноги,
Где птицы чертят черные круги по небу.
Мой друг уехал.

Мой друг уехал далеко,
И стало грустно, грустно.
Мой друг уехал далеко,
И стало пусто, пусто.

А на дворе опять весна,
Природа притаилась
Пред рождением любви.
И завтра будет новый день,
Он будет весел и горяч,
Как воин на монгольском скакуне,
Сжимающий копье
И с колчаном веселых стрел.
Он будет на него похож -
На того, кто не вернется никогда.

Мой друг уехал,
Мой друг уехал,
Мой друг уехал навсегда.

Мой друг уехал,
Мой друг уехал,
Мой друг уехал навсегда.

Мой друг уехал,
Мой друг уехал,
Мой друг уехал навсегда.

Мой друг уехал,
Мой друг уехал,
Мой друг уехал навсегда.

Янки Додсон (И. Сукачев)

 

Он всегда косолапил, когда ходил,
И как-то странно поводил плечом.
У него было невнятное лицо,
С таким лицом хорошо быть палачом.
Лицо его было как сморщенное яблоко,
Забытое червями в первом снегу.
И сколько не силюсь, но цвет его глаз
Я почему-то вспомнить никак не могу.

Лет 15 назад у него был плащ,
Такой, из болоньи, рублей за 30.
Их продавали на каждом углу.
Их слали за водку нам прибалтийцы.
И у него был портфель крокодиловой кожи,
Но кожа была 100 %-ный кожзам.
А что он носил в этом портфеле,
Не знал никто, и не ведал он сам.

...Явно портфель был пустой,
Без вопросов, наверняка.
Я вспомнил, как я прозвал его -
"Янки Додсон", я звал его "Янки Додсон"

Каждое утро на втором этаже
Я всегда пил кофе и смотрел во двор.
Он проходил в своем сером плаще,
Слегка озираясь, как опытный вор.
И когда он скрывался за кустами, вдоль тропки -
А кустов во дворе у нас было много -
Я всегда говорил себе:
"Янки Додсон, я знаю, чем кончится эта дорога".

...Я всегда называл его именно так -
Я всегда называл его
"Янки Додсон", я звал его "Янки Додсон"

А когда вечерело, и мы с друзьями пили вино
Или пели песни, он всегда проходил мимо нас
В плаще нараспашку, суров, но весел.
Походка его не была очень твердой,
Но он крепко держал свой портфель под мышкой.
Мы кричали ему: "Выпей с нами, Додсон".
А он отвечал: "Пошли вы на хуй, мальчишки!"

...Именно за это я и прозвал его -
"Янки Додсон".
Я звал его "Янки Додсон"
"Янки Додсон". "Янки Додсон".
"Янки Додсон". "Янки Додсон".
"Янки Додсон".

Хочет хоть кто-то (И. Сукачев)

 

В омуты, в броды. В посветы, в грозы,
В петлю из солнца. Вскачь, в черноту.
В чахлые счеты веры и рвоты,
В дым сигареты, словно в свечу.

Хочет хоть кто-то укрыть меня пледом
Или на ночь, иль навсегда.
Может хоть кто-то смирить меня с небом?
Может быть, нет, а может быть, да.

Думы, как трели. Думы-перины
И тамбурины судьбы, как тамбура.
И параллели комьями глины
Слепою кобылою к свету костра.

Но хочет хоть кто-то укрыть меня пледом
Или на ночь, иль навсегда.
Может хоть кто-то смирить меня с небом?
Может быть, нет, а может быть, да.

Славные бесы. Чумазые боги,
Слезы-занозы кровью с лица.
Снова колеса, снова дороги,
Только луна, как шоссе, без конца.

Но хочет хоть кто-то укрыть меня пледом
Или на ночь, иль навсегда.
Может хоть кто-то смирить меня с небом?
Может быть, нет, а может быть, да.
Может хоть кто-то сравнить меня с небом?
Может быть, нет, а может быть, да.
Может быть, нет, а может быть, да.

Я остаюсь (А. Крупнов)

 

А мы опять стоим и в трюме вода
И ты опять твердишь, что надо бежать
И ты опять твердишь, что надо туда
Где не качает, сухо и есть чем дышать

Но ведь и здесь есть шанс, пускай один из десяти
Пусть время здесь вперед не мчится - ползет
И пусть остаться здесь сложней, чем уйти
Я все же верю, что мне повезет

И я, я остаюсь
Там, где мне хочется быть
И пусть я немного боюсь
Но я, я остаюсь
Я остаюсь чтобы жить

Ты говоришь, что здесь достаточно зла
И ты спешишь скорей отсюда уйти
Ты говоришь, что мне неволя мила
И свято веришь в правду другого пути

Бежать и плыть, лететь, куда, все равно
Лишь бы туда, где нет и не было нас
Ты говоришь, здесь все погибло давно
И слишком много чужих среди нас

Но я, я остаюсь
Там, где мне хочется быть
И пусть я немного боюсь
Но я, я остаюсь
Я остаюсь чтобы жить

Я здесь привык, хоть здесь я словно в строю
Я вижу все, хоть здесь и мало огней
И на костях я здесь так прочно стою
А чтоб стоять, я должен держаться корней

Я здесь привык, я здесь не так одинок
Хоть иногда, но здесь я вижу своих
Когда начнет звенеть последний звонок
Я буду здесь, если буду живым

Ведь я, я остаюсь
Там, где мне хочется быть
И пусть я немного боюсь
Но я, я остаюсь
Я остаюсь чтобы жить

Я остаюсь! Я остаюсь!

Канарейки, 9-й калибр и тромбон (И. Сукачев)

 

Эй, налей-ка мне 200 грамм отпускного,
Нахлобучь, вместо шляпы, на макушку тромбон.
Я раздал все долги под честное слово
И плюнул луной в пропитой небосклон.

Кто скажет про мою девчонку.
Что она совсем некрасива,
Кто скажет про мои штиблеты,
Что они несвежи,
Но зато я надраил все улицы в этом городе
Беспощадным блеском моей бессмертной души.
Но зато я надраил все улицы в этом городе
Беспощадным блеском моей бессмертной души.

Эй, налей-ка мне 200 грамм наудачу,
И к тому ж приплюсуй к ним 9-й калибр.
Побрей мне башку вместо меди на сдачу,
И я сожгу все старые письма, а пепел брошу в сортир.

Кто скажет про мою девчонку.
Что она совсем некрасива,
Кто скажет про мои штиблеты,
Что они несвежи,
Но зато я надраил все улицы в этом городе
Беспощадным блеском моей бессмертной души.
Но зато я надраил все улицы в этом городе
Беспощадным блеском моей бессмертной души.

Эй, налей-ка мне 200 грамм на веселье,
И тогда я отсюда рвану по прямой.
Раздав все долги, посадив канареек
В прореху кармана, чтобы греть их рукой.

Кто скажет про мою девчонку.
Что она совсем некрасива,
Кто скажет про мои штиблеты,
Что они несвежи,
Но зато я надраил все улицы в этом городе
Беспощадным блеском моей бессмертной души.
Но зато я надраил все улицы в этом городе
Беспощадным блеском моей бессмертной души.

Эй, налей-ка мне 200 грамм на дорогу,
И хотя все дороги протерты до дыр,
Я врежу по звездам своим тромбоном
И заряжу канареек в 9-й калибр.

Кто скажет про мою девчонку.
Что она совсем некрасива,
Кто скажет про мои штиблеты,
Что они несвежи,
Но зато я надраил все улицы в этом городе
Беспощадным блеском моей бессмертной души.
Но зато я надраил все улицы в этом городе
Беспощадным блеском моей бессмертной души.

Но зато я надраил все улицы в этом городе
Беспощадным блеском моей бессмертной души.
Но зато я надраил все улицы в этом сранном городе
Беспощадным блеском моей души.

Гарик Сукачев (Неприкасаемые) / 2125 / info
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Farvater.net © 2009-2018