Главная » 2011 » Апрель » 7 » Вадим Степанцов – альбом, книга, новый стих
15:37
Вадим Степанцов – альбом, книга, новый стих

«Бахыт-компот» готовит к выпуску новый альбом «Перезагрузка-2011». Диск в конце апреля выпустит фирма грамзаписи «Никитин».

Как рассказал корреспонденту Intermedia лидер группы Вадим Степанцов, вместе с новыми композициями в трек-лист войдет и несколько известных, но переработанных и обновленных – по этой же схеме компоновались несколько предыдущих альбомов «Бахыта». Песни «Участки на Луне» и «Бесконечно влюбленных» выходили в акустической версии на диске «Великое и смешное»; кроме того, в новом виде предстанут «Монгольская эстрада», «Кладбищенская клубника» и «Приз за лучшую улыбку». Среди новых композиций главным хитом является «Пачка гондонов», написанная в прошлом году и ставшая популярным концертным шлягером Вадима Степанцова. Буклет будет оформлен рисунками Сергея Корсуна. Издание также укомплектовано DVD с семью клипами, среди которых наряду с «Пионервожатой», «Девушкой по имени Бибигуль» и «8 марта – дурацкий праздник» также встретятся малоизвестные.

Вряд ли в этот сборник войдет клип «Кладбищенская клубника», который сейчас монтируется. По словам г-на Степанцова, ролик будет представлять собой смесь павильонно-концертной картинки и комиксовой анимации: «В павильоне и на сцене фигурируют музыканты, а в мультике – герои песни». Музыкант надеется, что клип будет запущен на канале A-One параллельно с релизом альбома.

В мае Вадим Степанцов также ждет выхода из печати новой книги «О бесстыдницы, о недотроги!», которую выпустит издательство «Эксмо». В поэтический сборник вошли произведения «куртуазно-манерного звучания, заметно отличающегося от довольно жестких стихов последнего времени». В подтверждение этого г-н Степанцов привел тот факт, что «самое лютое из встречающихся там неприличных слов – «жопа» - употреблено всего один раз». Выход столь нежной книги объемом около 200 страниц поэт собирался приурочить к 8 марта, однако издатели к женскому празднику не успели.

Как рассказал Вадим Степанцов корреспонденту InterMedia, он пока не планирует специальных широкомасштабных презентаций своих новинок – они будут естественным образом представлены на текущих концертах артиста. Впрочем, все еще может измениться: так, Российская государственная библиотека предложила Вадиму провести презентацию книги в своем помещении, и поэт сейчас рассматривает этот вариант.
фото Сергея Сёмкина



Поэт, Сирена и Амур (Женитьба Вулканова - 2)

Поэт Вулканов не был гамадрилом,
на женщин он бездумно не бросался,
он быть желал для них звездой, светилом
и ослепить их всячески старался.

И уж потом, в процессе ослепленья,
ухаживая нежно и воздушно,
он их валил, валил без сожаленья
и оголял умело и бездушно.

Ах женщины, вы сами ль не бездушны?
Зачем на лесть и вкрадчивость так падки?
Как скрипки виртуозу вы послушны,
как конюху домашние лошадки.

А тот, кто страстью истинной пылает,
сопит, вздыхает, делает подарки
или в угаре двери вам ломает –
для вас он чмо, пусть даже в иномарке.

Коль обойтись не удается словом,
тогда руками, губками и прочим
доить его, дурашку, вы готовы –
всем, что задаром достается прочим.

А впрочем, я запутался, быть может,
и кто здесь прочий, дамы пусть рассудят.
Пускай лгуны вас льстивые тревожат,
пускай хотя бы им все даром будет.

Однажды к морю, на концерт под закусь,
поэта непоэты пригласили,
бабла ему отсыпали, однако-сь,
как водится, хлебнули, закусили,

потом стихам внимали и смеялись
(Вулканов мог стихом смешить до колик),
потом с поэтом пили и братались,
потом валились мордами на столик.

И вот, когда во всей приморской мути,
на праздничной веранде над скалою,
остался наш поэт один, по сути,
Амур пронзил Вулканова стрелою.

Одета в две прозрачные полоски,
тряхнув густой каштановою гривой
и звякнув ожерельем от Сваровски,
походкой обольстительно-игривой

вошла на шпильках девочка-кузнечик
с невероятно гладкой смуглой кожей.
И, потеряв дар зренья и дар речи,
поэт, зажмурясь, прошептал: “О Боже
!”
Он повертел всклокоченной башкою –
в живых из пьющих оставалось двое.
“Коллеги, братцы… это… что такое?” –
“А! Это наша гордость, наша Зоя.

Она певица, здешняя, из бара.
Поет… ну ничего поет, макака.
Заек, зайчишка, где твоя гитара?
К нам гость столичный, спой ему, однако”.

И завертелось все, и закружилось,
поэт острил и рифмы щедро тратил,
ну а узнав, что дева не ложилась
ни под кого из здешних, просто спятил.

А дева округленными глазами
смотрела восхищенно и весенне.
“Кто это написал? Неужто сами?” –
“Нет, Пушкин, ептя, то есть, э-э-э… Есенин”.

“Как вы все это заучили, Саша?
при вашей-то, наверно, сложной жизни?” –
А он читал в ее глазах: “Я ваша.
Возьми меня и солнцем в сердце брызни!”

И все свершилось. Солнце вдруг взорвалось
сверхновой ослепительной звездою.
Звеня, кузнечик Зоя отдавалась
поэту в полулюксе над водою.

И поутру в малиновом рассвете,
закрыв девчонку ширмами от солнца,
он понял: человека на планете
счастливей, чем Вулканов, не найдется.

“Неужто эта девочка со мною? –
шептал поэт, лаская Зою взглядом. –
Впервые я хочу назвать женою
ту, что сейчас, вот здесь со мною рядом!

Жениться? Отчего же не жениться.
Женюсь! Я не желаю быть плейбоем”.
Он вышел на веранду освежиться,
позавтракав шампанским и прибоем.

И новые друзья его проснулись,
и пили вновь за дружбу, за поэта,
а вскоре и девчонки подтянулись,
и на тугих телах плясало лето.

“А вот и Зоя! – вдруг воскликнул кто-то. –
Ну как тебе продюсер, недотрога?”
Тут Саня замер с видом идиота,
а Зоя улыбнулась всем с порога.

“Ну да, - продолжил кто-то, - да, родная!
Отпела ты свое в приморском баре.
Все, ты теперь звезда, уж я-то знаю,
как может жизнь наладить этот парень!”

Все дружно посмотрели на поэта –
и сердце застонало от печали:
он понял, что его и деву эту
приморские ребята разыграли.

“Я не продюсер. Не был никогда им.
Не вру в корыстных целях я публично”.
Он посмотрел на девочку: мол, дай им,
дай им понять, что все у нас отлично.

“Так значит те стихи и вправду ваши?” –
прострекотала девочка-кузнечик. –
“Ну да, ведь я поэт Вулканов… Саша”. –
Он подошел и взял ее за плечи.

И медленные за слезой слезинка
из глаз небесно-синих покатились.
“Не плачь, кузнечик, девочка, картинка.
Как смотришь, что б мы это… поженились?” –

“Простите, Александр, вы, правда, классный.
Но у меня уже с поэтом было,
и не забыть мне этот год ужасный.
Шприцы, бутылки… я его любила.

Но я его стихов не понимала:
про Сатану, про ангелов из стали,
про сон души. Вот я и не признала
поэзией все то, что вы читали.

И ты поэт! Не жук, а лишь комарик!
Ведь ты стихи читал, а я как дура…”
Тут кто-то Саше в руки дал стопарик,
частично вырвав из оков Амура.

Он жахнул и умылся сам слезою,
протер глаза – и деву не увидел.
“Кузнечик, где ты? Кто-то видел Зою? –
кричал поэт. – Чем я тебя обидел?”

А Зоя тихо плакала в подсобке,
в каморке темной возле стеклотары,
и возле дивных ног скрипели пробки
и дребезги от стекол и гитары.
stepantsov.ru
Просмотров: 2892 | Добавил: lomin | Теги: Степанцов, Вадим Степанцов, Бахыт-компот

НАШ ВИДЖЕТ
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вверх