05.04.2012
Олег Скрипка: "...запретить всю попсу и сослать на дальний остров" [интервью]

Фронтмен Олег Скрипка, инициатор фестивалей «Країна мрій» и «Рок Січ», известен еще и как активный пропагандист украинской культуры и рок-музыки, поэтому OPENSPACE.RU поговорил с ним о государственной политике Украины в этой области. Разговор происходил во время вручения премии радиостанции «Наше радио» «Чартова дюжина», где Олег Скрипка вместе с «Ляписом Трубецким» исполнил песню «Не быть скотом».

— Вы бы кого сегодня наградили и за что?

А я не знаю, что существует. Не ориентируюсь.

— В русской рок-музыке или вообще?

В украинской ориентируюсь. Там все просто.

— Среди украинских рок-музыкантов кто заслуживает награды?

Смотря за что. Если известные, то они все те же самые — «ВВ», «Океан Эльзы» и «Бумбокс». Ну и еще парочка коллективов. А молодые никак пробиться не могут.

— Почему? Вы им не даете — место заняли?

Мы это место еще с Советского Союза заняли. Мы-то даем — просто такая ситуация. Нет концертных площадок и нет поддержки массмедиа. В первую очередь радиоэфиров и телевидения.

— То есть радиостанции вроде «Нашего радио» на Украине нет. А почему? Она была бы не востребована?

Не существует. Я не знаю почему. Такая политика — рок выметается из эфиров. Тот же «Бумбокс» — вроде бы рок-коллектив, но у них мягкое звучание — скажем так, радийное. На Украине есть очень хорошие рок-коллективы, но попасть в эфир им невозможно.

— Интернет?

Работает, но не так мощно.

— Со стороны, из России, кажется, что украинский шоу-бизнес как-то здоровее устроен и лучше работает.

С точки зрения качества — да. С точки зрения количества и социальной адаптации — не уверен. То, что эстрада made in Ukraine валит в Россию, говорит о сильной музыкальной традиции и хорошем качестве продакшна. Но это русскоязычная продукция, в основном она растворяется на общем фоне. Многие украинцы не знают, что эти артисты с Украины. Я, например, долго не догадывался, что Потап и Настя — это украинские вокалисты. Думал, что московские.

— А как себя чувствует украиноязычная поп-музыка на родине?

Проигрывает в конкуренции с русскоязычной. Люди предпочитают слушать поп-музыку на русском. Даже такие успешные украиноязычные исполнители, как Ани Лорак и Таисия Повалий, начинают петь на русском и не парятся. А украиноязычная рок-музыка как раз чувствует себя нормально, потому что она альтернативная. Люди слушают свое.

— В России тоже площадок не хватает — они еще есть в Москве и Питере. Но чем дальше в Россию, тем сложнее.

По крайней мере у вас есть рок-фестивали. Пусть и раз в год, но они создают тусовку. Мы на них играем. Мы видели, как все это очень хорошо происходит в Казани и Перми. А у нашей страны нет таких финансовых возможностей. Тем более что у нас государственные деньги на рок-фестивали точно не выделяются. Выделяются на все, что угодно, только не на рок.

— У нас так было, потому что Дмитрий Медведев любит рок-музыку.

Это я знаю — да.

— Кстати, я последний раз видел президента Медведева и «Вопли Видоплясова» на одном фестивале — в Красной Поляне. Медведев плясал под вашу музыку и вас фотографировал. Вы не познакомились?

Нет, не познакомились. Ну, я там стоял, но постеснялся подходить.

— А мне показалось, что и он постеснялся.

Да? (Улыбается.) Ну, может быть.

— Что бы вы сделали, если бы стали министром культуры Украины? У вас, кажется, даже были такие амбиции.

Нет, таких амбиций у меня не было. Мне такой вопрос задают регулярно, и я отвечаю, что меня нельзя делать министром культуры, потому что мой первый указ был бы — запретить всю попсу и сослать на дальний остров, пусть они там сами для себя поют караоке. Я считаю, что первое зло, которое существует в мире, — это плохая экология, а второе — плохая экология наших душ, то есть эстрада.

— Как вы бы это осуществили?

Допустим, есть массмедиа, которые имеют гигантское влияние. Каждый теле- и радиоканал должен иметь лицензию, в которой должно быть прописано, что целью канала является развитие национальной культуры и тому подобное. И каждый год надо проводить проверки эфирной политики канала на соответствие лицензии — если нет, то сначала действие канала приостанавливается, а потом он лишается лицензии навсегда. Это во-первых. А во-вторых, должна работать комиссия, составленная из желательно международных экспертов, которая будет проводить проверку СМИ, в том числе и прессы, на уровень качества продукта, который они продают. Пока этого не будет, людей будут просто макать в культурную грязь. Моя философия такая: пока люди находятся в культурной грязи и плохой культурной экологии, у нас будут процветать воровство, взятки, экономические неурядицы и тому подобное.

— То есть вы считаете, что, если бы в теле- и радиоэфирах стало меньше русскоязычной поп-музыки, жить стало бы лучше?

Уровень качества бы вырос: русскоязычное — оно не всегда должного качества. Ну и нужен правильный баланс.

— А разве на Украине уже не предпринимались попытки госрегулирования количества национальной музыки в эфирах — квотирования и так далее?

Были законы — они только возбуждали скандалы, на которых нагревались политические силы. Но они никоим образом не влияли на ситуацию. То есть квоты вводятся, потом отменяются, но они никак не меняют положения вещей — ни в плюс, ни в минус.

— Вероятно, это не потому, что в массмедиа сидят плохие люди, а потому, что так работают законы рынка.

Есть законы рынка! Вот, допустим, йогурт — количество химии в нем регламентируется государственным стандартом качества. Экономически нас выгоднее накормить нефтью, но от этого будущие поколения вымрут. А для здоровья нации выгодно, чтобы йогурт был из молока, а не из нефти. Вот и все. С музыкой то же самое — то, что нас кормят химией через радиодинамики, никак не регламентировано, и это отражается на здоровье нации.

— Кто сейчас министр культуры Украины?

Михайло Кулиняк.

— А чем он известен?

Он известен тем, что играет на скрипке. И тем, что, когда происходит какое-то мероприятие, не поддерживаемое Министерством культуры, он туда приходит и выдает диплом от Министерства культуры.

— Раз он играет на скрипке, значит, классическая культура, наверное, на Украине поддерживается охотнее.

Скорее всего, поддерживается так же, как и все остальное. Во-первых, денег у государства мало. Во-вторых, акцент сейчас точно не на культуру. Мы готовимся к Евро-2012 — дороги, мосты, аэропорты. Это все делается. Надеюсь, следующий шаг будет в сторону культуры.

— Вы можете сравнить нынешнюю ситуацию в рок-музыке на Украине с той, когда вы начинали 25 лет назад. Какие тогда были проблемы? Тоже не было концертных площадок?

В то время концертными площадками были дискотеки, которые мы называли «конюшни». Они были в каждом районе. Местные горкомы комсомола вели работу с «неформалами», как мы тогда назывались. И постановлениями горкомов выделялись государственные деньги на эту работу — на концерты и на рок-фестивали. Я не знаю, какие преследовались цели — возможно, контролировать молодежь, — но были реальные инвестиции. По всему Союзу были организованы рок-клубы: они имели структуру, они имели репетиционные базы, картотеки — через них можно было встретиться и познакомиться с музыкантами из других городов. Рок-клубы общались, и каждый из них устраивал фестиваль, на который приезжали музыканты из других городов, выступали и тусовались. Мы нормально проехали тогда по Союзу с помощью горкома комсомола — они нам даже сделали пару концертов за границей. Это все было государственной политикой. И весь старый рок-н-ролл, который до сих пор существует, — «Машина времени», «ДДТ», «Алиса», «АукцЫон», Сукачев, «Чайф» и т.д., — это все инвестиции Советского Союза. А это столпы, на которых стоят нынешние рок-музыканты, пришедшие после нас. Если бы этих инвестиций не было, я не думаю, что сегодняшняя «Чартова дюжина» выглядела бы так пафосно, как она сейчас выглядит.
источник openspace.ru
537 / lomin / Теги: Олег Скрипка
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Farvater.net © 2009-2018